demiem
В печали твоих глаз я чувствую боль, в отчаяньи фраз - забытый покой. Как реквием мечтам звучат твои слова, и ближе нам не стать... (с)

– Ну чего, договорился? – спросил Демьян вернувшись через четверть часа.
– Договорился. В четыре часа, сегодня, встречаем его на станции.
– Ага, это значит, что ты не пьешь! Тебе же еще за руль садиться. – расплывшись в злорадной ухмылке, сказал Демьян.
– Мечтай больше, наивный. Я в любом состоянии за руль сяду, благо ментов здесь нет почти.
– Ну вот, опять не получилось у меня позлорадствовать, – скорчив обиженную рожу протянул Демьян.
– Я тебе много раз говорил, что это моя работа. А тебя матушка-природа лишила полезного сего таланта. – сказал Зло протянувши руку за кувшином. Похмелье продолжилось.

– Зло, я еще жить хочу, и желательно с сухими штанами. – сказал Демьян, наблюдая за стремительным бегом деревьев за окном старенькой разбитой «Волги».
– Не ссы, квакуха, болото будет наше! – рассмеялся Зло ответ. Черная «Волга», весело подпрыгивая на ухабах, мчалась к железнодорожной станции.
На станцию они подъехали одновременно с электричкой, не пришлось даже маяться в ожидании. Зло вышел из машины, поднялся на перрон, и стал вглядываться в толпу веселых дачников. Разглядевши сгорбившуюся под тяжестью сумок фигуру друга, Зло расплылся в улыбке и пошел навстречу. Илья, увидев идущего навстречу Зло, поставил сумки на землю и распростер объятья. Пока друзья обнимались, Демьян вылез из машины, подбежал к ним и начал деловито ощупывать Илюхины сумки. Услышав звон бутылок в матерчатом брюхе сумки, Демьян довольно сказал: – Ну, думаю на два дня хватит!
– Два ящика водки!? – изумился Илья. – Воистину, луженые глотки у вас, господа! Сразу видно присутствие северных варваров в вашем генеалогическом древе! – Теперь Илья тискал Демьяновскую тушку, безвольно болтающуюся в его сильных руках.
– А, кстати! Я подруг с собой привез. – Илья показал на стоящую справа от него девушку.
– Она тоже жаждет подышать чистым воздухом.
– Ага, с примесью ароматнейшего навоза! – влез Демьян.
– Молчал бы уже, юморист хренов! У нас в деревне самый чистый воздух! – возмутился Зло. Хотя возмущался он машинально. Он не мог отвести взгляда от существа стоявшего напротив. Ему казалось, что перед ним не человек, а эльф. Конечно ничего особенного в ней не было, и многие люди сочли бы ее безнадежно некрасивой. Но у Зло по этому поводу, всегда было свое мнение, весьма отличное от канонического. Впрочем, Илья на это и рассчитывал. Он то хорошо знал вкусы Зло. А у Маши, так звали его подругу, как раз был период холостой жизни. Неделю назад, она бурно рассталась с очередной пассией, вот Илья и решил проветрить Машу на деревенском воздухе, а там – кто его знает? Может его выступление в роли сводни пройдет на ура.
Тем временем, Демьян, как самый деловой, уже запихивал сумки в багажник, а попутно канючил: – Зло, ну пусти за руль! Ну дай я поведу! – В любом другом случае, Зло бы его просто послал, но сейчас возможность поближе познакомиться с потомком эльфов, казалась более заманчивой чем сидеть за рулем. Поэтому Зло согласно кивнул, и получил прекрасную возможность выслушать довольные вопли младшего брата. Демьян голосил бы еще полдня, ели бы Илья не толкнул его локтем, прервав эту шумовую атаку. Демьян успокоился, сел за руль, и временно выпал из числа коммуникабельных людей. Он недавно научился водить, и теперь все его внимание было сконцентрировано на том, чтобы ехать по дороге, а не по канавам. Маша со Зло общались на заднем сидении, а Илья, на переднем, курил и прикалывался над Демьяном, который даже не огрызался.
Приехав в деревню Демьян остановился возле своих ворот, вышел из машины и пошел эти самые ворота отворять. Зло, тем временем, пересел за руль и загнал волжану в сарай. Демьян, скорчив обиженную рожу и показав брату кулак, начал выгружать сумки. Остальные пошли в дом.
– Простите, великодушно, леди, но вы попали не в номер люкс, а в обычный свинарник,– извинился Зло.
– Да нет, на свинарник не похоже. Больше похоже на келью падших ангелов. – с улыбкой ответила Маша.
– Ну тогда уж сосланных за пьянку на рабочем месте! – хохотнул Илья.
– Каком рабочем месте? – не понял Зло.
– Как это каком? В небесной канцелярии! – подхватила шутку Маша.
– Не, ну я таки шо то недопонимаю, наверное! Мы приезд ваш обмывать будем? – спросил Демьян заходя в дом.
– О, главный алкоголик приперся! Все, заканчиваем ненужный базар, и начинаем высококалорийную пьянку! – резюмировал Зло.
– Высококалорийной не получится, на закусь только овощи, и то честно украденные с соседнего огорода. – возразил Демьян. Илья вздохнул: – Ну вот, теперь не только поить, а еще и кормить вас, спиногрызов, надо.
– А то! На том и стоим, все на халяву, и никак иначе! – возгордился Демьян.
– А кто вчера сигареты покупал? Не ты ли, халявщик великий? – подловил его брат.
– Скотина, выпендриться не дал! – обиделся тот.
– Так, я не пойму, вы будете дальше гавкаться, или все таки поухаживаете за столичной гостьей? – весело возмутилась Маша.
– Не вели казнить, вели помиловать! – братья бухнулись на колени. Илья постоял, подумал и присоединился.
– Ну ладно, публичную порку мы пока отложим, а то мне одной пить скучно будет. – смилостивилась Маша.
– Благодарствую, Миледи! – возопил Зло вскакивая на ноги и поднимая за шиворот Демьяна. – Давай, наливай, алкаш!
– Я не алкаш, у меня плохая наследственность. – с намеком покосившись на Зло, плаксиво сказал Демьян.
Илюха оглядевшись, пошевелив мозгами, соизволил встать. Демьян на полусогнутых ломанулся за бутылкой. Разлив водку по кружкам, другой посуды у братьев отродясь не водилось, Зло начал говорить тост: – Итак, где мы находимся? – Демьян тут же влез: – О, склероз уже прогрессирует! Свою же помойку не узнает!
– Нет, это келья падших ангелов. – возразила Маша.
– Правильно! И наша столичная гостья, должна пройти тринадцать кругов ада…
– Девять. – поправил Илья.
– Ну и ладно! Не суть важно! – отмахнулся о него Зло. – Ну вот, теперь забыл шо хотел сказать!
– Тебе таблетки принести? От склероза? – снова влез Демьян.
– Отвали, создание небогоугодное! – огрызнулся Зло. – Вспомнил! Так выпьем же за то, чтобы наша гостья прошла все эти круги с максимальным удовольствием!
– Можно подумать! Как все страшно. – ответила Маша.
Все постукались кружками и выпили по первой. Но отнюдь не по последней. На протяжении всего застолья, Демьян смотрел на брата и поражался. Зло стал прямо таки светским львом, сердцеедом, и искрометным юмористом. Илья тоже наблюдал эту ситуацию, и думал что на этот раз он угадал. Маша снисходительно принимала комплименты, охотно смеялась над шутками, и вообще полностью соответствовала ожиданиям и приоритетам Зло.
Демьян как всегда, после третьей бутылки, нахрюндился и начал мило бузить. Зло ласковыми пинками выгнал братишку спать, и застолье продолжалось под аккомпанемент звучного, прихрюкивающего, Демьяновского храпа.

Утром, часов эдак в пять вечера, московские гости засобирались домой. И Зло, как настоящий рыцарь без страха и упрека, только с похмельем, предложил отвезти домой прекрасную даму. Ну и Илья как багаж примазался к сему мероприятию. Демьяна решили не брать. Он обиделся и ушел как он сказал топиться с великого горя. Но было очевидно, что топиться он пошел не в реке, а в бутылке что ненавязчиво торчала из его кармана. Поэтому, не особо переживая за судьбу братца, Зло завел машину, и выехал из сарая.
По дороге в белокаменную ребята договорились встретится завтра, а Маша попросила Зло заехать за ней послезавтра.
Довольный улучшением обстоятельств на личном фронте Зло, поехал обратно. Около одиннадцати часов вечера, Зло вернулся домой. К воротам была приколочена гвоздем «соткой» записка. «Это Демьян» – понял Зло. Только его брат мог додуматься прибивать записки гвоздями к воротам. Причем каждую. «Нет чтобы один гвоздь вбить, и на него вешать! Нет, каждую бумажку нужно новым гвоздем присобачить! Скоро ворота на ежа похожи будут. Гвоздей станет больше чем досок!» – думал Зло снимая записку. Явно нетрезвый Демьян писал: «Я с Ксюхой и Танькой пошел на пикник. Водки дома нет. Так что если хочешь выпить иди к нам. А не хочешь, и не надо, мне больше достанется! Дорогу знаешь. P.S. гвозди в сарае еще не кончились».
Зло понял, что от ночной прогулки по лесу не отвертеться. Не то чтобы так уж хотелось выпить. Не отказался бы конечно, но если не так и не надо. Но нужно забирать братца. Он и в лесу спать уляжется, с него станется, а девчонки его безжизненное тело не доволокут. Во-первых сами такие же будут. Во-вторых разожрался Демьян на деревенских харчах сверх меры.
Тяжко вздохнув и посетовавши на несовершенство мира сего (в нецензурных, в основном, выражениях), Зло пошел в лес. В лесу они застолбили себе полянку, не как остальные дачники – в двух метрах от опушки, а в добрых десяти минутах ходьбы. Сделали добротный очаг из украденных на ближайшей стройке кирпичей, а больше ничего и не пришлось делать. Матушка природа постаралась на славу. Свалила три толстенных дерева так, что между ними получилась небольшая, метров девяти в диаметре, площадка. Кустарник вокруг рос почти в человеческий рост, и очень густой. А корявый ствол одного из деревьев образовал низенькую арку, через которую братья и заходили на свое любимое место.
Дойдя до знакомых кустов, Зло раздвинул лохматые ветки и нырнул в «дверной проем».
Демьян, как ни странно, был почти трезв и сидел в одиночестве.
– А где обещанные девочки и музыка? – спросил Зло. – Ладно, с отсутствием музыки я могу смириться, а девочки где?
– По их собственному выражению – пошли попудрить носик. – весело отозвался Демьян.
– Правда не пойму на кой хрен? Мне они и так нравятся, тебя никто не спрашивает, а больше здесь никого нет.
– Ничего ты не понимаешь. Друг другу они тоже должны нравиться.
– Зачем? Насколько я знаю они не лесби, а даже и если лесби, нафига им нравиться друг другу когда есть я? Они мне должны нравиться.
– Почему?
– Потому что девушки должны меня любить. Это основной закон природы.
– Законы созданы чтобы их нарушать.
– Да ладно! Так и скажи что завидуешь. Я сижу в обществе прекрасных дам, а с тобой этой роскошью не делюсь. Да я жадный. Меня таким родили! Но так как я сегодня в хорошем настроении, то может…
– Увянь! Девушки идут. – шикнул Зло.