17:59 

Горец

Успешно скрывающийся вид
Часть 2

«Надежда в Бозе, а сила в руце».
Надпись на клинке гетмана Мазепы

«Человек рождается один и умирает один. С этим ничего не поделать: одиночество органично, неизбежно. Татьяна умерла, но умерла любя. Наверное, она получила от жизни все, и Бог забрал ее на пике счастья. Ее не увидят старой развалиной, ее запомнили жизнерадостным Бутоном (Ева горько улыбнулась, вспомнив интернетовский «ник» подруги). С Гургеном, хоть и недолго, они были красивой парой. Как спонтанно подружка влюбилась… Они были знакомы всего лишь месяц, и вот уже свадьба, а за ней это роковое путешествие. Татьяна часто говорила, что хоть и боится высоты, но с Гургеном обязательно побывает в горах. Она чувствовала себя с ним в полной безопасности. Господи, ну почему сказки обрываются трагично? Теперь у меня никого нет. Татьяна погибла, Сергей со мной развелся, Лена вышла замуж и уехала. Надеюсь, у Лены все хорошо. Иначе и быть не может». - После похорон Татьяны Ева впала в глубочайшую депрессию. Работа, учеба, семья, мужчины – все казалось подзабытым сном, параллельной реальностью, галлюцинацией. Она сидела на ковре в своей комнате, обхватив колени руками. Окна были плотно занавешены, на столе догорала ароматическая свеча. Ева перестала ощущать время. День? Ночь? Разве теперь это имеет значение… Размышления девушки прервал назойливый телефонный звонок. Невероятным усилием воли она заставила себя снять трубку.
- Алло! Кто это?
- Здравствуй, Ева. Это Марина Сергеевна, Танина мама.
- О, добрый вечер… Или день… - Натянутая пауза не предвещала ничего хорошего. Ева не знала, что сказать человеку, у которого недавно погибла дочь.
- Ева, не могла бы ты зайти к нам? Нужна твоя помощь.
- Да, конечно, Марина Сергеевна. Иду.
Родители Татьяны жили в двух автобусных остановках от Евиного дома, поэтому уже через полчаса девушка пила чай с матерью бывшей подруги жизни. Обычно на Татьяниной кухне мрачное настроение отпускало Еву. Чугунная тоска постепенно сменялась легкой светлой грустью, а затем и последняя таяла, как запах пирожков и соленые огурцы из холодильника «Минск», который Ева помнила ещё с шестого класса, как и чучело щегла на стене, как и бабу на холодильнике, как и бесполезные деревянные ложки на полках. Обстановка способствовала благодушию. Ева могла абстрагироваться, посмотреть на себя откуда-то свысока. Все, что находилось за пределами этой кухни, казалось ненастоящим, приснившимся. Можно было подойти к своей жизни с общих позиций, трезво все оценить, и даже с некоторой надеждой заглянуть в будущее. Но все это было раньше, раньше… Улучив мгновение, когда Танина мама оборвала свою тираду, чтобы перевести дух, Ева попыталась перевести траурный разговор в прагматичное русло.
- Что все-таки случилось, Марина Сергеевна?
- Ева, вчера мы были у нотариуса. Творится что-то необъяснимое! Он показал какое-то завещание, по которому все имущество Тани отходит к Гургену. Такое возможно? Квартира ведь была приобретена задолго до ее замужества.
- Теоретически возможно, если она написала завещание на мужа.
- Но дочь хотела все оставить братьям, я уверена. Сергей собирается жениться, им негде жить со Светой.
- Постойте, Марина Сергеевна. Таня вам говорила что-нибудь про завещание? – Встрепенулась Ева.
- Да, она написала его пять лет назад, как только мы купили ей квартиру. По тем документам все имущество отходит братьям в равных долях.
- Опишите подробно, как все происходило.
Женщина сосредоточилась.
- Нотариус достал из сейфа запечатанный конверт, на котором стоял его штамп. Да, еще там была подпись Тани и каких-то двух свидетелей. Нотариус дождался появления Гургена и зачитал завещание. Все достается мужу: квартира, картины, фамильные украшения…
- Что, так и сказано: мужу? У вас копия завещания есть? Дайте, я взгляну. Ага, Гургену Артушевичу Багдасаряну, без указания его статуса. Грустно. Ну да ладно, я постараюсь что-нибудь выяснить. На Татьяну это не похоже.
- Попробуй, Ева. У нас самих руки опускаются. С тех пор, как дочь погибла, жизнь полетела под откос. Отец пережил инсульт, у меня щитовидка. Лиля, Танина бабушка, перестала выходить из дома… Понимаю, надо жить дальше, но как?
- Марина Сергеевна, я сделаю все, что в моих силах.
- Спасибо, Ева.

****

В Москве, несмотря на жаркий август, было сыро. Ева пролистала телефонную книгу своего мобильника и нашла нужный номер. Василий Викторович Гулин, старший оперуполномоченный ОБЭП ЦАО. Есть контакт! Вася не откажет в содействии. Они с Татьяной были близки пару лет назад. Господи, как смешно она передразнивала Васю с его бесконечными «кошмарными терками», как бегала с вытаращенными от ужаса глазами, когда он попадал в передряги… Конечно, Вася вскоре восстановился по кусочкам, как Терминатор, и жизнь вошла в привычную колею. Но воплей, нервов, соплей… Энергии Тани, когда она влюблялась, хватило бы, чтоб обеспечить небольшую такую Москву… «Двигатель инертных тел, Татьяна оставалась большим ребенком».- Ева с умилением - таким, как умиляются на слепых щенков, вспомнила о романе лучшей подруги и опера Васи Гулина.
Вася окончательно покорил сердце девушки тем, что отпиздил (именно так, побоями это не назовешь) Таниных соседей. Не тех торговцев «дурью», на которых жаловалась девушка, а вполне мирных алкоголиков, живущих этажом выше. Ошибочка вышла. Об’ездоленные алкаши явили собой жалкое зрелище. Вытирая красные носы, они бормотали что-то о собственной значимости, безвредности и вселенской справедливости. Ничего не поняв, как и большинство обитателей подъезда, им оставалось лишь подчиниться карающей длани правосудия в лице капитана Гулина. Пустячок, а приятно. Зато какой перфомэнс: залитая кровью лестничная площадка, местный ОМОН и завывания пенсионерок. Татьяна была повержена!
Потом их влюбленность сошла на нет, но дружеские отношения сохранились. Ребята общались на уровне поздравлений с Новым Годом, изредка ностальгировали под «Ballantine’s» и лирику Миши Круга. Кажется, Вася слышал от общих знакомых о Таниной гибели.
-Ало, Вася? Это Ева. Узнал? Странно. Будь любезен, набери мне на сотовый. – Перестраховщица Ева не желала оповещать Управление собственной безопасности, денно и нощно прослушивающее телефоны капитана Гулина, о своем деликатном деле. – Вася, ты нужен мне как мужчина (на том конце провода поперхнулись). Нет, ребенка мне заделывать не надо, успокойся. Ты слышал, что случилось с Татьяной? Ты сейчас один в отделе? У меня к тебе личное дело. Да, жду. – Вася обещал перезвонить.
- Привет, Ева! Слышь, давай перетрем где-нибудь в тишине. Устал, как собака, жрать охота. Подъезжай в «Дуплет» через час.
- Не вопрос!
За уютным столиком местечкового ресторана Вася поглощал жульен, а Ева, отхлебывая «Каберне», рассказывала ему о печальных событиях последнего месяца.
- Значит, Танюха вышла за азера, нацмена?
- Не за азера, а за армянина. Наполовину еврея. – Вася хмыкнул. – Анекдот вспомнил. Негр на обочине ловит тачку. Останавливается рядом с ним хачик: «Эй, дарагой, куда тебя подвезти?» - а негр отвечает- «Никуда! Я с черными не езжу».
- Жизненно…- Ева выдавила из себя улыбку.
- И как она погибла? Извини, я отвлекся. - Василий позвал официантку.
- Разбилась… Гуляли по горам вдвоем, и Татьяна оступилась. Гурген пытался ее спасти, но не смог. Не удержал.
- Бедная Танюха! Если бы мы с ней не расстались тогда… Эх… Нам было прикольно.
- Вась, у истории нет сослагательного наклонения. Если бы, да кабы. Меня беспокоит другое. Посмотри, пожалуйста, по своей базе, есть ли что-нибудь на субъекта по имени Багдасарян Г.А. Имя-отчество непроизносимое, я фамилию-то с трудом записала. Приводы, судимости - ну вообще все, что найдешь.
- По какой базе?
- Откуда я-то знаю, по какой именно?! Это ваши МВДшные базы, не мои.
- Говно вопрос. Дай-ка запишу фамилию. Зачем тебе это?
- Видишь ли, дорогой, у меня есть некоторые сомнения относительно «безутешного» вдовца.
- Теперь-то какая разница? Танюху не вернешь.
- Да, конечно, но все же…
- Завтра позвоню, если я что-нибудь найду.
- Спасибо, Вася. И еще…
- Что еще? – Вася утомленно отложил в сторону столовые приборы и скривил тонкие губы. Он вторые сутки не спал.
- У тебя есть знакомые, через которых можно запросить материалы по факту гибели человека за пределами России?
- Где конкретно?
- В Армении.
- Это сложно и не в моей компетенции. Ты же знаешь, я занимаюсь экономическими преступлениями. Вот если он чиновник, которого на взятках можно повязать – только свистни.
- Но это архиважно! Вася, пойми: я хочу знать все, все, что связано со смертью Татьяны. Ты ведь был к ней неравнодушен. Ради ее памяти сделай что-нибудь. – «Убитым» голосом Ева проняла капитана. Тот почесал репу.
- Ладно, прикину. К нам в Управление как раз мой старый кореш приехал, Арсенчик. Вчера бухали с федералами, сегодня я сауну заказал. Арсен это дело любит… Хочешь за компанию с нами?
- Нет уж, увольте.
- Шучу. Так вот, мы с Арсеном вместе Академию закончили, он пару лет отработал в Москве, а потом на родину в Ереван подался. Может, согласится раздобыть информацию по старой памяти. Но учти: это незаконно!
- Я тебя умоляю! Мы же юристы. А что вообще в нашей стране законно?
- Закон – это мы. – Вася заржал, как боевой конь при звуках трубы, и панибратски обнял Еву.

****

Капитан Гулин слово держал: на следующее утро ровно в десять Евин сотовый телефон забился в конвульсиях от виброзвонка.
- Але, Ева! Вася на проводе. Кое-что нашел про твоего ару. Ничего особенного: три привода за кабацкие драки, в один из которых у него обнаружили коробок с «травой». Отделался административным взысканием. Откупился, короче. Хочешь, распечатки по нашей базе скину? Его паспортные данные нужны?
- Нет. А впрочем… Прочитай мне на слух.
- Гурген Артушевич Багдасарян, 1977 г. рождения, прописан на Олонецкой, 13. В 2001 году зарегистрирован брак, паспорт был утерян в 2002 году, восстановлен в…
- Стой! Погоди. Когда, говоришь, брак зарегистрирован? – Насторожилась Ева.
- 20 сентября 2001 года, с гражданкой Берман Розой Михайловной
- Интересно получается. Татьяна не говорила, что Гурген был женат. И когда этот брак расторгнут?
- Хмм, не знаю. После восстановления паспорта он мог и не ставить в нем штамп. Сходи-ка ты, Ева, в Кутузовский ЗАГС, где вся эта каша заварилась.
- Непременно! А что с материалами по делу Татьяны? Протокол с места происшествия, осмотр тела судмедэкспертами, их заключение?
- Не все сразу. Арсенчик мне обещал, но ему время надо. Недельку потерпи; мне и самому не безразлично, как Танюха «сыграла в ящик». С тебя причитается!
- Вася, мы знакомы два года. За мной не заржавеет. Чем смогу – помогу. Мои старые связи в налоговой к Вашим услугам. Бывай!

****

Ева уже полчаса топталась возле Кутузовского ЗАГСа. Определенно, когда-то она здесь бывала. Ну конечно, в нем работает Елена Горностаева, Евина сокурсница по юракадемии. Она уже заместитель начальника ЗАГСа: стремительная карьера для человека без блата. Елена заслужила эту должность, тут Ева ни минуты не сомневалась. Последний раз они виделись в конце мая. Ева совершенно случайно столкнулась с Еленой в баре кинотеатра «Сатурн», куда, по совпадению, они пришли вместе с Татьяной, Гургеном и его приятелем Иванычем. Мужчины пили водку с пивом, девчонки тем временем делились новостями. Елена, помнится, в тот вечер очень удивилась выбору Татьяны. Гурген вызвал в ней смешанные чувства. С одной стороны, как человек деликатный, она не позволила себе критиковать кавалера Татьяны. С другой стороны, юноша раздражал ее пафосными фразами, нетактичностью и пьяной пальцовкой. Таня всего этого не замечала, а если и замечала, то потакала. Что ж, близкой дружбы между Еленой и Таней никогда не было, но они явно друг другу симпатизировали. Пару раз Ева сводила их в общей компании, не более того.
У входа в ЗАГС толпились изрядно поддавшие группы «дорогих россиян». Август, суббота, пора свадеб. Ева терпеливо дожидалась обеденного перерыва, когда помещение, наконец, опустеет, алкогольно-парфюмерный шлейф брачующихся выветрится, и они смогут обсудить с Горностаевой ее вопрос. «Надо попросить Елену поднять архив за 2001 год, - составляла план действий Ева, - если, конечно, она на это пойдет».
Ева прошлась по коридору, нашла табличку «Горностаева Е.В., заместитель начальника отдела», постучалась. Услышав «войдите», она проскользнула в дверь и осталась стоять, улыбаясь. Девушке показалось, что Елена сразу поняла: визит Евы не вписывался в рамки праздной болтовни. После дежурных вопросов «Как дела, как муж-дети, карьера-работа, здоровье-отдых, кого из наших видела?» Ева приступила к осуществлению своей щекотливой просьбы.
- Слушай, Елена… Мне кое-что нужно…
- Понятное дело. Просто так ты никогда не появляешься. - Ева покраснела. В словах Елены была доля правды. Как часто мы откладываем на потом общение с теми, с кем пресловутое «потом» может не произойти вообще! Ева вспомнила о Татьяне и с трудом сдержала слезы.
– Знаешь, Татьяны больше нет. Погибла. Мне нужна твоя помощь.
- В чем? – Елена внимательно слушала Еву.
- Вопрос очень деликатный. Я выяснила, что ее муж, оказывается, уже был женат.
- И разведен, соответственно?
- Не уверена. Это я и хочу выяснить. Если Гурген не расторг предыдущий брак, то с Татьяной, соответственно, он зарегистрировался незаконно.
- Да, понимаю. – Елена вздохнула. – Мы же оба юристы.
- Но мне хотелось бы еще и узнать, кто его жена. В этой истории всплывает все больше и больше интересных фактов… - Ева замолчала. Она не хотела рассказывать Елене все обстоятельства. Та, в свою очередь, это понимала. Но Еве-то необходимо получить доступ к той информации, которая выдается лишь по запросу правоохранительных органов! Елена не обижалась на приятельницу. Она лишь мягко уточнила:
- Я не могу тебе ничем помочь, Ева. Без официального запроса давать секретную информацию…
- Ты не понимаешь!!! – Ева вскочила из кресла и оперлась на Еленин стол, приблизившись к ее лицу. – Татьяна – моя лучшая подруга, и она умерла! Вдруг обнаруживается какое-то завещание, по которому Гурген является наследником. По-любому, независимо от того, были они женаты или нет! Она его знала-то всего месяц… Не будь этой фиктивной свадьбы, она бы никуда не поехала!
- Понимаю, тебе очень тяжело. – Вздохнула Горностаева.
- Ничего ты не понимаешь. Я совсем одна… Вместе с Татьяной я потеряла половину себя. А тот, из-за неосторожности которого она погибла, жив-здоров. И он уже забыл о Татьяне! – Ева беспомощно опустилась в кресло.
- Смежная с моим кабинетом комната – архив. Дела стоят по адресам, а у меня по времени – обед… - Елена достала из сумки кошелек и встала из-за стола. – Ты идешь?
- Через минуту. – Ева была ей благодарна за тактичность. – Иди, я следом. И спасибо…
- Всегда пожалуйста, - Елена вышла и тихо прикрыла за собой дверь. Ева взяла со стола ключ от архива.

«Вот и пригодилась архивная практика, которую я прошла в колледже. За двадцать минут управилась. Все сходится: Гурген не разведен. Татьяна конкретно подставилась, дурочка… Теперь нужен ксерокс и коробка конфет «Ферреро Роше» для Елены. Хотя, она не возьмет даже такой скромный презент как шоколад, не говоря уж о чем-то более серьезном», - Ева молниеносно покинула лабиринты Кутузовского ЗАГСа. Адрес жены Гургена был у нее на руках, дело оставалось за малым – найти эту женщину и познакомиться с ней. Далее Ева предпочитала не загадывать. Экспромт он и в Африке экспромт. Действия по ситуации методом логического тыка.

****

Двухгодовалая «девятка» цвета «мокрый асфальт» с ворчанием завелась. «У автомобилей тоже бывают критические дни, плохое настроение и депресняк. Понимаю. Только, пожалуйста, девочка, не сегодня! Потерпи, и я отгоню тебя в лучший сервис; твои «морщинки», нацарапанные малолетними трагладитами, отполируют, движок переберут. И я куплю тебе новую подвеску!» - Ева шепталась с машиной. В такие моменты она понимала своих славянских пращуров-язычников. Ева, не садившаяся за руль больше двух месяцев, с опаской выехала их гаража. «Ничего, прорвемся!» - Девушка подбадривала сама себя, игнорируя комментарии мужчин относительно своего профессионализма в вождении. Подъехав к нужному дому, она сверила адрес и приглушила мотор. Охраняемый двор, система видеонаблюдения. Зайти под глупым предлогом? Нет. Вряд ли откроют, и вдобавок там может оказаться Гурген. Он не выразит восторгов по поводу прихода Евы. С чего бы вдруг Ева заявилась к его законной жене, о существовании которой, теоретически, она не должна подозревать? Значит, остается ждать, пока Роза Багдасарян сама выпорхнет из дома. У Евы имелась фото первой жены Гургена. Спасибо капитану Гулину. Вася, проникшись воспоминаниями об их с Татьяной love story, добыл из личного дела фотографию гражданки Берман, ныне Багдасарян. Миловидная брюнетка, но не чистокровная еврейка. Скорее всего, полукровка - черты лица более мягкие. Она напомнила Татьяну, поэтому Еве сделалось невыносимо больно, и она отложила файл с фотографией в бардачок.
На Москву опускалась душная ночь. Заслушавшись диск Цоя, Ева чуть было не упустила ту, на ожидание которой потратила два часа. Из освещенного подъезда вышла дорого одетая девушка и процокала на шпильках по направлению к автомобильной стоянке. Ева сразу узнала Розу, хотя фото с документов было сделано года четыре назад. «Вылитая Татьяна – тот же рост, овал лица, густые волосы, длинные ноги. Лишь немного полные бедра нарушают картину практически модельного имиджа. Да, на красоток у Гургена губа не дура», - с ненавистью подумала Ева и на первой скорости порулила за молодой женщиной. Роза поздоровалась с охранником стоянки, села в «Пежо» и врубила в салоне музыку на полную громкость. Опасения Евы, что на своей «девятке» она быстро потеряет Роза из вида, не оправдались. Девушка вела иномарку аккуратно; казалось, ее водительский стаж мал и она старается изо всех сил избегать проблемных ситуаций на дороге. «Не то, что муженек. Типы вроде Гургена считают, что правила созданы для того, чтобы их нарушать».
Роза объехала несколько круглосуточных торговых центров, зашла в раскрученный бутик. Она делала это машинально. Скорее от скуки, нежели для совершения покупок. Как Ева успела заметить, ничего, кроме фирменного пакета с логотипом «Vichy», Роза не приобрела. Девушка явно «убивала» время. Ближе к полуночи Роза притормозила у клуба «Парижская жизнь». «Наконец приехали! У меня бензин уже по нулям, а эта дива все колесит», - Ева с радостью выбралась из машины. – «О, сегодня в «ПЖ» концерт. Народу набьется немерено, будет трудно с ней познакомиться… Ладно, что-нибудь придумаю».
Толпа, жаждущая зрелищ, осаждала секьюрити у входа в «ПЖ». Судя по всему, Роза была завсегдатаем клуба; она вошла без очереди, охранник вежливо ей кивнул. Ева вспомнила, что один из ее знакомых диджействует в «Парижской жизни». Пришлось, скрепя сердце, звонить ему. Ева ненавидела «нужные» знакомства, хотя понимала, что без них никуда. Ни туда и ни сюда. Особенно ее удручало, когда приходилось просить об одолжениях малоприятные личности. «Паша, здравствуй, рада тебе до коликов, проведи в клуб за большое спасибо», - речитативом прокрутила в голове она и углубилась в поиски мобилы, которая, как обычно, почивала в самом отдаленном уголке сумочки.
Клуб встретил Еву стойким прокуренным амбре и ангелоподобным голоском вечного «сексуального подростка» Андрюши Губина. На танцполе Розы не оказалось. Значит, она в ресторане. Ева бросила взгляд на публику, сидящую за столиками. Свободных мест мало, но при желании найти можно. Роза со скучающим видом изучала меню. Столик, за которым она сидела, был рассчитан на двоих.
- Извините, рядом с Вами свободно? – Ева обратилась к девушке.
- Свободно, присаживайтесь. – Роза, похоже, обрадовалась неожиданной собеседнице.
- Мне повезло! Сегодня в «ПЖ» аншлаг, яблоку негде упасть.
- Да нет, как обычно.
- Сначала я подумала, что красивая девушка вроде Вас кого-то ждет. – Ева знала, что лесть действует безотказно в девяти случаях их десяти. Роза расплылась в улыбке. – Меня зовут Ева.
- Очень приятно. Я - Роза.
Девушки разговорились, сразу перейдя на «ты». Ева поняла, что Розе катастрофически не хватает общения. Она обсудила достоинства клуба, сравнила «ПЖ» с «ПМЖ», параллельно щебетала что-то про новую коллекцию «Армани» и сервис Сочинских курортов. Легкость мыслей у Розы была необыкновенная. «Этим можно и нужно воспользоваться!» - Ева охотно поддержала собеседницу и состроила недовольную обиженную гримасу.
- Посмотри, Розочка, сколько сброда вокруг! Девицы совсем в шмотках не секут. Кроме тебя и меня ни одной красивой бабы. Мужиков нормальных тоже нет. Одни «быки» и раздолбаи. – Ева знала, что богатые бездельницы не прочь покритиковать все на свете.
- И в баре нет моего любимого коктейля «Оргазм на пляже».– Подхватила Роза. Безобразие! Не «Отвертку» же пить, в самом деле. - Официант, два «Мерло» и какой-нибудь ваш фирменный салатик. Вообще-то я предпочитаю армянский коньяк, но не сейчас. Ты любишь коньяк? – Поинтересовалась она.
- Люблю, но я за рулем. И вино, думаю, не стоит пить…
- Я тоже за рулем, но грамм сто можно. Хочу снять стресс. У нас в Армении всегда пьют коньяк. Конечно, настоящий коньяк здесь не подадут – так, отстой, подделка французского.
- Ты из Армении? – «Удивленно» всплеснула руками Ева.
- Не совсем… - Роза замялась. - Я родилась в Москве, но в Армении бываю каждое лето. С мужем.
- Здорово! А почему ты в клубе одна? На тебе обручальное кольцо, а где муж? - Розе льстило пристальное внимание к своей персоне. В Еве она увидела достойную напарницу для «культурного» досуга, к которому дива причисляла вылазки в клуб.
- Мы с мужем не живем вместе. Хорошее дело браком не назовут. – Роза вздохнула и тут же опомнилась. – Но это временно, мы не собираемся разводиться. Так, отдохнем друг от друга. Ребенка заведем…
- Понимаю. Сама в такой ситуации побывала. – Ева сочувственно кивнула.
- Правда? Ты замужем?
- Развелась в прошлом году.
Треп о погоде, мужчинах и молодежной моде натолкнул Розу на мысль о том, что неплохо бы пересечься с Евой снова. Найти стильное тусовочное заведение вдвоем гораздо веселее. Подруг у Розы не было. Вся ее жизнь состояла из мужа, то и дело пропадавшего «на строительстве», и траты денег. Работать девушка не хотела, хотя имела какое-то гуманитарное в/о. То ли экономическое, то ли социологическое. Эта подробность Еву не интересовала. Совместные походы с ней по столичным дискотекам давали нужный результат: Роза становилась все откровеннее и откровеннее. Видимо, она остро нуждалась в собеседниках, а Ева умела втираться в доверие, когда ей это было нужно.
Очередную «стрелку» новоиспеченные подруги забили в «Славе». Ева резервировала стол заранее, зная, что сделать это субботним вечером проблематично. «Unreal»,- как любила восклицать Роза.

****
- Собирайся и поедем ко мне! – Заявила с порога Роза, - у меня тут травка, - последовали хлопки по карману кожаного костюмчика, - Качество hi-fi.
Ева вспомнила обкумаренных приятелей и её передернуло.
- Пойдем-ка покурим-ка? А как же «Слава», зарезервированный стол? – Иронично протянула она.
- Да ты, Ева, такой травки в жизни не пробовала, а если б не мой Гурген, то и не попробовала бы. Мой муж - армянин, творческая личность, и в травке, стало быть, понимает толк.
- Ладно, поехали. Заодно в гостях у тебя побываю. Муж дома?
- Нет, он в Питере. Командировка.
Просторная «трешка» на Проспекте Мира, где проживала Роза (временами с супругом), была обставлена со вкусом, без «новорусских» прибамбасов, с известным шармом. Ева рассыпалась в комплементах дизайнерским талантам Розы, чем привела ее в неописуемый восторг.
- Тебе нравится? Честно? А муж говорит, что я бездарна и трачу деньги на ерунду.
- У тебя дома замечательно! Ну, начинаем «банкет»?
- Начинаем! Держи, - та подала ей «косяк». Девушки затянулись.
Ева знала, что ее с первого раза травка «не возьмет», в отличии от Розы, которая частенько ею баловалась. Ева никогда не пробовала марихуану и не собиралась, но иначе выудить из Розы информацию о Гургене было сложно.
- Ой, у меня отличная заначка! Настоящий армянский коньяк. «Арменьяк», десять лет выдержки, «Great Valley»! – Розочка ткнула пальцем в пузатую бутылку.
- Ну, за Великую Араратскую долину! Набулькай по пятьдесят грамм. – «Дзинь», - откликнулись рюмки-хрусталюшки.

«Арменьяк» - марихуана - опять «Арменьяк», ещё раз коньяк, пара-тройка затяжек, ? - надо бы ещё лимончика отрезать, ?ой! – Евка, отрежь лучше ты, ? смешная ты, Ева!? Рюмка,? вот смотрю я на тебя, и так мне смешно. ? Гы-гы. ? Ой, не могу, кто ж так режет! Наконец-то! – Здравствуй, лимончик мой родненький-й-й, за нас с вами – коньяк, анкор, еще анкор – и за Хуан Антонио Самаранча! – не смеши меня, Ева».
Розу капитально развезло. Ева делала вид, что чувствует то же самое, хотя притворяться было ни к чему. Жена Гургена болтала без умолку.
- Розочка, а чем твой благоверный занимается?
- Хи-хи, он строитель, строим-строим кошкин дом. Взяточки даем толстозадым бюрократам, сами на бабки попадаем. - Роза предприняла попытку встать из-за стола. Безуспешно.
- На бабки? Как?
- Муженек то машину разобьет, то – ик- объект не в срок сдаст. Бильярд на деньги - зашибись. И Гурген говорит, что у меня нет вкуса!? Посмотри на спальный гарнитур!
- «Он дурак, его посадят», – Ева вспомнила фразу из старого фильма.
- Что такое? – Насторожилась Роза, испуганно глянув на внезапно
расфокусировавшуюся подругу.
– Ничего. У тебя отменный вкус! Особенно по части мужчин… хмм.
- Мой муж такой затейник! Хи-хи, слово такое смешное - затейник! Мы с Иванычем и Гургеном вечно какие-то бумажки подписываем. Бумажки, бумажки… Нотариус сует бумажку, я подписываю. Дает-подписываю, чик-чирик, мы писали, мы писали, наши пальчики устали. Еще косячок? Не ломайся, Евка! – Она взяла из рук Розы курево и сделала вид, что затянулась. Девчонки гоготали минут пятнадцать. Как они смеялись! Как смеялись… Господи! Так нельзя. Хватит… Наконец успокоившись, девушки услышали крики разбуженных соседей. «Пора закругляться», - Ева поискала глазами часы. - Четверть пятого. Однако!»


«Никакого завещания на имя Гургена Татьяна не писала. Эврика! Интуиция меня не подвела. Он подсунул документ этой дурочке Розе, а та, не глядя, подписала. Внешне они с Таней похожи, а уж по фото на Татьянином паспорте нотариус точно не их не различил бы. По ее паспорту Гурген запросто оформил завещание, подставив Розу. Мошенничество, под статью попадает. Паспорт моей подруги он мог взять, когда ее не было дома. Танька вечно хранила документы на самом видном месте. И зачем ей прятать что-то от мужа? Стоп, а как же Татьянина подпись на завещании? Значит, Гурген заставил Розу ее подделать. Легко. Наплел что-нибудь, презентовал очередной брюлик, а Розочка не вдается в подробности. Потренировалась (у Тани подпись элементарная), и вперед. Роза склонна к аферам: попахивает соучастием. Хорошо бы графологическую экспертизу сделать. Впрочем, все и так ясно. Попробую взять Гургена на понт. Если он попрет на рожон, то подключу Васю. Не желательно, конечно, ментов вмешивать, но что делать?...
Далее из бессвязного монолога Розы девушка поняла, что весной, аккурат накануне знакомства с Татьяной, Гурген потерял крупную сумму. Черная полоса у «сына гор» началась с того, что он угодил в серьезную автомобильную аварию, где от очумелых ручек Гургена пострадал не только приснопамятный «Форд Маркиз», но и эксклюзивный «Бентли». Спорить с владельцем «Бентли» Гурген благоразумно не стал (очень хотелось жить). Таким образом, пятизначная сумма в американских рублях перекочевала из кармана мсье Багдасаряна в карманище хозяина помятого «Фордом» лимузина. Да, беда не приходит одна. Взяв очередной «левый» объект, он не уложился в смету, чем сильно расстроил заказчика. Расстроенный заказчик пригрозил сделать Гургену «а-та-та» с летальным исходом, если домик в деревне Горки не будет возведен в срок и с учетом всех его пожеланий. Картина проснялась.
- Тазик, - прохрипела Роза. - Б-в-у-у-э-э-э-а-а-а-а!!! ? Евка! ? б-в-в-э-э-э!!! ? Мне плохо!!! ?Ву-у-у-э-э-у-у-ээ.
- Посмотрела бы я на того, кому хорошо после коньяка и «косяка»…Срочно выпей активированного угля! – Ева почти насильно затолкала ей в рот таблетки. – Теперь воды. Больше воды, еще пей! Тебе надо прочистить желудок.
Ей действительно было плохо, плохо всему организму, каждому органу в отдельности, каждой клетке, которая задыхалась и молила о свободе.
– Ева, раздень меня и отведи в ванную (Роза выразила общее пожелание всех субстанций, её составлявших).? Б-э-э-э!!!
После очередного обильного извержения переваренного сознание Розы начало проясняться. Она недоумевала о смысле происходящего.
- Ева, ты? Здесь? Что, что пр-произошло? – Она запиналась.
- Все нормально, Розочка. Пошли, спать пора. – Ева повела дрожащую девушку в спальню. Трава, по всей видимости, оказалась плохая, потому что пальцы Розы на обеих руках онемели. "Да, ?- подумала Ева, - теперь я понимаю, что имелось в виду под лёгким параличом конечностей в инструкциях по технике безопасности при работе с электрооборудованием".
Роза забудет об их разговоре, в этом Ева была уверена. Материалы следствия, которые пришлет Васин коллега из Армении – вот, что окончательно расставит все точки над i. Эта мысль полностью заняла Еву. Роза, павшая «жертвой» марихуаны, была благополучно оттеснена на периферию Евиного сознания, приблизительно в ту область, где толклись троюродные родственники и реклама прокладок. Уложив обкуренную девушку спать, Ева вышла из квартиры. Благо, дверь автоматически захлопнулась, оставив обессиленную хозяйку в изоляции до пробуждения. Как отвратительно в России по утрам.

****
Оперуполномоченный Гулин подкатил на своей «боевой машине вымогателей» (то бишь «БМВ») к ресторану «Дуплет». Тонированное стекло опустилось. Из салона повеяло «родным» Диором.
- Евка, салют.
- Не называй меня Евкой!
- Ладно, не парься. Я достал материалы по Танюхиному делу. Арсен прислал фото по электронной почте.
- А заключение судмедэкспертов?
- Факсом, оно у меня. Пойдем, обмозгуем. Завтра я выходной, имею право вмазать.
- Ты же за рулем! Кто меня домой повезет?! Не сяду я с тобой.
- Сесть ты всегда успеешь. – Товарищ Гулин целенаправленно устремился к барной стойке. – Наш столик в VIP-зале. И не надо тут лекций о вреде алкоголя. У нас работа нервная.
Они разложили на столе фотографии, сделанные на месте происшествия. Несмотря на плохое расширение, Еву насторожил снимок уступа, где чудом уцелел Гурген. По его словам, пытаясь удержать Таню, он соскользнул следом в пропасть, но по счастливой случайности упал на маленький каменный выступ. С тяжелейшими травмами, какие, если верить медицинской справке, получил Гурген, он сам не смог бы выбраться.
- Вась, взгляни. – Она пододвинула капитану фото. – Гурген с открытыми черепно-мозговыми повреждениями подпрыгнул, подтянулся и выбрался наверх?! На трехметровую высоту?
- Человек-паук, мля…
- Анализируй: выступ настолько узкий, что, падая, нереально очутиться на нем. Если Гурген держал Таню за руку, то он должен был полететь по той же траектории, что и она. То есть прямиком в пропасть.
- Вопрос, конечно, интересный…
- Вася, здесь вопросов больше, чем ответов. Как Гурген выбрался – раз, как дополз до дома – два, как Татьяна, панически боявшаяся высоты, попала на край пропасти – три. Заметь, осмотр тела мог быть сфальсифицирован. Он запросто столкнул Таню.
- Зачем?
- Ему позарез нужны были деньги, а Татьяна завещала мужу квартиру.
- У Танюхи крыша съехала? – Вася не верил своим ушам.
- Нет, нет и нет! Татьяна не писала никакого завещания, оно – искусная подделка. С доказательствами туго, но я их достану! Мы потребуем пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Что скажешь?-
Вася нахмурился.
- В Армении не станут возбуждать дело об убийстве русской девушки мужем-армянином. – Он со злостью плеснул себе в бокал еще вискаря. – У них там клан, все куплено. Своих не тронут. А закончится, не сомневайся, нашим дружным заплывом в дерьме.
- Но произошло предумышленное убийство! Хладнокровное, расчетливое убийство! – Ева сорвалась на крик. Бармен с любопытством повернулся в ее сторону.
- Ева, представь ситуацию, - неожиданно рассудительно и трезво произнес Вася, - ситуацию паршивую, но реальную. Если в Москве замочат, скажем, рядового гражданина какой-нибудь жопы вроде Эфиопии. Негра, не дипломата или коммерса. И убийцей окажется русский, небедный, со связями. Вопрос на засыпку: станут ли шить уголовное дело? Не реви, я сказал! Эта лошина пидальная убил Танюху. Четко сработано, но посадить его мы вряд ли сможем. – Вася стукнул кулаком по столу и грязно выругался. - Интерпол к этому не подключишь, масштаб не тот. – Случай недавно в округе был: таджика зарезали. Куча свидетелей, а дело не возбудили. Замяли, потому что парень, который его пырнул, в ФАПСИ служит.
- Прекрати, не могу слушать твои истории.
- … а потом,- игнорируя Евин стон, продолжал фонтанировать Вася, - одного азерка скины избили до коматоза. Он, козел, заяву в местное отделение кинул. Так его чуть не добили окончательно!
- Что же делать? – Беспомощно прошептала Ева.
- Поганку завернем, без базара. У него автомобиль есть?
- Кажется, есть. «Роллс Ройс» ручной сборки, как у султана Брунея…
- Че, правда? – Присвистнул Вася. Его неугомонные глазки загорелись, и в каждом бегущей строкой запестрили купюры.
- Вроде того. Решил в крутого Уокера сыграть? Правосудие по-московски?
- Why not… Хочешь, мои ребята ему на дороге подставу устроят? Таганских припашем. Можно и просто отмудохать, под себя всю жизнь ходить будет. Тут главное грамотно исполнить. – Вася желал линчевать Гургена способами, доступными ему (в силу беспомощности слепой дамы по имени Фемида).
- Оставь его. Я так не могу, Вася. Это беспредел, сплошной беспредел. – Ева чувствовала, что если не уйдет прямо сейчас, ни минутой позже, то еще капля, и котел ее отчаяния переполнится. Она боялась, что поддастся на Васины уговоры. Самым ужасным в общении с Васей было то, что, в каких бы оскорбительных и унижающих достоинство выражениях он не учил Еву нюансам отечественного правосудия, во время и после бесед с ним она испытывала необыкновенный упадок сил. Увы, Вася говорил правду. «Оставь надежду, всяк сюда входящий»… Текущие время и место как бы перестали существовать для Евы, горизонты бытия сузились по всем направлениям, и какие-то новые пути стали невозможными. Тупиковая ветвь.


****
Поблагодарив секретаршу, которая указала девушке на кабинет Гургена, Ева без стука открыла дверь. Она вальяжно скинула плащ и плюхнулась в кресло напротив удивленного мужчины.
- Извини, Ашот, я перезвоню позже. – Гурген положил трубку. – Какого хрена ты явилась?
- Фу, как невежливо, Гурген (как Вас по батюшке? Арменович? Леонович?) Вспомнила: Артушевич. Где «здрасьте»?
- Пошла ты!
- Пойду, но после того, как расскажу тебе одну сказку. И отключи телефон: в ближайший час он тебе не понадобится. – Ева спокойно закурила. Гурген пришел в бешенство.
- У меня нет времени!
- Будет. Или я приду с ордером и людьми, для которых ты выкроишь свое драгоценное время. Лет семь как минимум. Кошмар инвесторов, черт тебя побери.
От неожиданности Гурген потерял дар речи. Впрочем, он быстро взял себя в руки и принялся деловито расхаживать по комнате.
- Сказочка, Гурген, вкратце такова. Жил-был добрый молодец; учился, по пабам шастал, работал, маму с братцем содержал. «Какой помощник для папы Карло!» Встретил девушку, полумесяцем бровь. Женился.
- Заткнись! Как ты смеешь в таком тоне говорить о моей бедной Татьяне? Я до сих пор не отошел от потрясения!- Гурген картинно опустил голову и вздохнул.
- А кто говорит о Татьяне? Я имею в виду Розу Михайловну Багдасарян, урожденную Берман. – В выражении физиономии Гургена произошел немедленный переход от скрытой злости к злости, готовой вырваться наружу. Он судорожно выбирал стратегию. Разговор принял серьезный оборот, к которому он не был готов. В конце концов, решив, что отпираться бессмысленно, Гурген процедил.
- Да, я был женат, что из этого?
- Ничего хорошего. Для тебя. Ты не развелся с Розой, и, следовательно, брак с Таней заключен незаконно. Он недействителен, брачный аферист.
- Мы с первой женой уже давно не жили вместе, когда я встретил Татьяну. Я потерял старый паспорт, а в новый штамп не поставил. Руки не доходили.
- Иди ты! А подделывать завещания, значит, руки дошли?
- У тебя нет доказательств, шизофреничка. – Гурген нервно закурил, поняв, что сболтнул лишнее.
- Ошибаешься. Милашка Розочка мне все рассказала. Как ты отвел ее к нотариусу, как по Татьяниному паспорту она подписала необходимые бумаги, как твой Иваныч выступил свидетелем. Результат экспертизы почерка у меня готов. Подпись на завещании не принадлежит Татьяне. Сговор получается, Гургенчик. Роза, думаю, не захочет намотать срок. Она тебя сдаст.
- Врешь!
Он опешил. Уловив в интонации Гургена неподдельное желание разразиться скандалом, Ева предпочла выложить главный козырь.
- Я знаю, что ты убил Татьяну, столкнув ее со скалы. Ты не получил серьезных травм, это был блеф. Липовая справка.
- Чушь собачья! Не убивал я Татьяну,- зашипел он, и тут же нелогично добавил. – Это все равно недоказуемо.
- Ошибаешься: доказательства есть и готовы к отправке в милицию. Все шито белыми нитками. Ты в долгах, погибает жена, очень кстати обламывается наследство… Я сразу просекла, как только прочла копию завещания. Она, якобы, оставила все тебе, независимо от статуса. Муж – не муж, без разницы. Ты решил подстраховаться на случай, если всплывет, что ты не разведен и брак с Таней по сути фикция.
- Сколько тебе надо? Назови сумму! – Задергался Гурген.
- Какая же ты дрянь! Неужели ты и вправду считаешь, что я могу заработать на смерти лучшей подруги? Такое пришло в голову исключительно тебе. Квартира у Тани средненькая, но если прибавить стоимость имущества, антикварных картиночек… Нормально, на пиво хватит. – Гурген уставился на Еву немигающими глазами.
- У меня связи в ФСБ! В Прокуратуре!
- В Комиссии по правам человека тоже, небось, свои люди? Да, Гургенчик? - Ехидно подтрунивала над ним Ева.
- Что ты хочешь? – Глухо проговорил он.
- Я хочу, - отчеканила каждое слово девушка, - чтобы ты не вступал в права наследства. Мы сейчас же поедем к нотариусу, и ты добровольно откажешься от завещания в пользу Таниных братьев. Немедленно! Я прослежу. Собирайся. Ничего из Татьяниного имущества тебе не принадлежит. И это самое меньшее, на что ты способен в данных обстоятельствах. Конечно, я могу тебя посадить и пролить себе бальзам на душу, когда тебя пустят по кругу, как трубку мира. Но Татьяну этим не вернешь. Ты и без моей помощи угодишь за решетку, или пристрелят «благодарные» заказчики. Я в тебя верю! – Ева сделала паузу. Она поняла, что добилась своего.
- Хорошо. – Он бессильно упал в кресло.
- И послушай, Гурген… - Ева застыла в дверях. Она знала, что видит его в последний раз. - Ты - человек, живущий в кредит. А кредиты надо отдавать… Всегда. Особенно, когда берешь их у Жизни.

Москва, деревня Медведково, 2003

@темы: ТМ

Комментарии
2009-09-17 в 18:53 

В печали твоих глаз я чувствую боль, в отчаяньи фраз - забытый покой. Как реквием мечтам звучат твои слова, и ближе нам не стать... (с)
maria-gabriela, не люблю детективы, но твой очень легко читается, и затягивает несмотря на банальный сюжет)
И еще, цитата в начале, с сабли Мазепы, это оригинал? А то на украинский совсем не похоже))

2009-09-17 в 18:56 

Успешно скрывающийся вид
demiem, я соавтор. Это и не должно быть похоже на украинский :) Хотя Гургену вот все понравилось... Даже его образ :laugh:

   

ТО Высота

главная