Успешно скрывающийся вид
- Где тут море? Сказали, что сто метров от номера – и море. Я ничего не вижу, куда нас ведут?! – Голос Алены звучал капризно и непреклонно.
- Мне плевать, где здесь море, я хочу есть. И спать. И согреться. – Я бубнила, раздражая саму себя. Перелет дался тяжело; уши при посадке заложило настолько, что всю дорогу до отеля в автобусе я трясла головой, зажимала пальцами нос и производила множество других хитрых манипуляций, пытаясь обрести слух. Шоколадно - загорелый гид смеялся и советовал на дикой смеси русского, арабского и английского языков подождать, авось само пройдет. «Слушаюсь, хабиб!» - В переводе «хабиб» означает «дорогой, любимый». Хабиб – первое слово (оно же и единственное), выученное нами мгновенно на земле, откуда Моисей успешно и «оперативно» вывел свой народ…
- Aladdin Beach! Скоро выходим. Тань, а Тань, как переводится «бич»? – Алена трясла меня за плечо.
- Сука.
- ??? Кто сука??? – Она оторопела.
- Аладдин. В смысле, beach. Вернее, пляж.
- Не поняла…
- Короче, проехали.«Бич» по - аглицки значит пляж, а на сленге … редиска, плохая девочка.
- А - а, так бы сразу и сказала, а то ругаешься… - Алена не на шутку надулась. Впрочем, она быстро отвлеклась от обиды, нанесенной ей моим переводом. В лобовом стекле автобуса замаячила пестрая гирлянда огней. Прибрежная полоса, появляясь лениво, как мираж, приобретала очертания огромного именинного пирога с тысячью свечек и кремовыми розочками. Причудливые фасады отелей - лубочная экзотика под старину. Как лужковский новостройв центре первопрестольной, лишь с учетом южного колорита. Вроде, глаз радует, но чувствуется фальшь. Свалки на обочине дорог, строительный мусор прямо за оградой пятизвездочных дворцов. Да, Хургада – город контрастов…
Что - то я стала ворчливой. Гундеть в начале отпуска – скверный симптом. И зачем? Я бросила в Москве привычную работу, ненужные знакомства, двух почти любимых мужчин... У женщин нет прошлого – прошла и забыла. ТЧК. Глоток «Бейлиса», предусмотрительно купленный в Duty Free, снял озноб и дал пинок для позитивного восприятия действительности. Она (действительность) стоила того!
Двухместный номер с видом на бассейн и разлапистые пальмы мгновенно улучшили тонус. Море действительно оказалось в ста метрах от нашего бунгало. Плющи, неизвестные жителю средней полосы, соцветья растений синтетических расцветок (уж не подкрашивают ли их по ночам для яркости? Не удивлюсь, если да).Красота по - африкански! Ужин заставил забыть о неравной изнуряющей борьбе с целлюлитом. Салаты с двумя порциями горячего были нещадно утрамбованы десертами, финиками и клубникой как венцом двухчасовой трапезы. Мы с Аленой приехали «брать от жизни все», и пусть только нам помешают!
Мечта любого нашего соотечественника – сигануть из зимы в лето, пощеголяв потом перед знакомыми бронзовым загаром, когда те выглядят гибридом тети Аси и опарыша. Алена и я, разумеется, не отказали себе в этой простой женской радости – затмить бледнолицых приятельниц. За тем и поехали. Мы с подругой подошли к вопросу загара вдумчиво: средство «до»и «после» приема солнечных ванн заняли добрую половину багажа. Кому охота «облезть» после первого же купания и ходить оставшиеся драгоценные дни линяющей, как змея во время сезонной смены шкурки?
Третий день в стольном граде Хургада я и Алена встретили подрумянившимися, а - ля свежие круассаны, которые мы поглощали в неограниченном количестве на завтрак. Коготки наточены, животы подтянуты, можно и на “охоту”… Было решено провести рекогносцировку местности на предмет интересных особей мужского пола. Странно… Меня не покидало какое - то де жа вю: казалось, что все отдыхающие русские мужчины похожи, как две капли воды, и я их смутно помню. Откуда? Когда я могла их видеть? Наверное, что - то в их облике неуловимо напоминало военных. Впрочем, я могла ошибаться. Многие молодые люди приехали без спутниц, компаниями по пять - семь человек. Их лица были сосредоточены и слегка напряжены, хотя они изо всех сил старались изобразить беззаботность.
- Привет - как дела – хорошо, - в одно предложение тараторили охранники и менеджеры, когда мы дефилировали мимо них. Обслуга в Египте вообще отличалась навязчивой вежливостью на грани абсурда. Дошло до того, что нам с Аленой пришлось изображать практикующих лесбиянок, чтобы поболтать наедине. История приключилась чудная. Дело было так.
Вечер стоял ветреный, но дивный. Вдвоем с подругой мы решили прогуляться по пляжу, а т.к. темнеет рано (зима, однако), то прихватили свечи в миниатюрных стеклянных вазочках. Романтика! Алена хотела поделиться со мной рассказом о своем новом увлечении – молодом сирийце по имени Мухаммед. Мы брели по одинокому пляжу. За нами неотступно следовала чья - то тень…
- Представляешь, он из семьи исламских экстремистов! - Я поперхнулась «Диролом».
- Он тебя разводит дешевыми понтами или прикалывается. Экстремист, блин. А в наш отель, стало быть, он попал с санаторной путевкой от «Алого Джихада»? Ален, ты хоть знаешь, кто такие экстремисты?
- Примерно…
- О таких вещах молчат. Это все равно, что бегать по Нью - Йорку и размахивать портретом Бен Ладена. Или в Берлине сорок второго года - газетой «Правда»…
- Не важно! Он мне большому секрету рассказал. Мухаммед такой пластичный, танцует суперски, но не лапает. Представляешь, мы даже еще не целовались! Он абсолютно не пьет. Мне заказывает что угодно – от настоящего «Tokaji» до финиковой «бухи» (типа самогонка их национальная), а сам колу похлебывает. Я тоже выпивать не хочу, гладя на него. Еще он классно в компьютерах разбирается, скоро поедет в Багдад к родственникам.У него папаша военный – большая «шишка». Генерал, кажется. А, ладно, это неважно.
- Еще как важно! Мочканут твоего Мухаммеда вместе с батяней - комбатом, если война начнется.
- Прекрати! Что ты несешь?! – Алена погрозила кулаком. - Мухаммед вчера поцеловал мне руку на прощание…
- Высокие отношения! На такие реверансы не все московские мены способны. Не понимаю, откуда у мусульманина - ортодокса такие европейские замашки?
- А он в Москве три года жил, учился в МГУ на факультете химии. До этого всю Европу исколесил.
- Похвально! Верной дорогой идешь, товарищ! Кадри своего арапченка, а коммерсы и юристы в Москве тебя ждут .Ален, ты не находишь, странным, что в нашем отеле «силовиков»пруд пруди? Их за версту видать, как бы они ни косили под штатских.У меня глаз наметан – пять лет жила с таким. Думала, в каникулы здесь только студенты отдыхают, а тут прям Пентагон какой - то! Всесоюзная здравница сотрудников силовых ведомств…
- Ага, я тоже заметила. Наши соседи – ребята из питерской прокуратуры; на пляже познакомилась с погранцом, фээсбэшниками и киевским «мачо», представившимся бизнесменом. По виду он, правда, напоминает курсанта, но упорно отрицает принадлежность к цвету хаки...
- …и ты притащила его мне!
- Извини, погорячилась. Он неплохой парень. Может, развлечешься? Я с Мухаммедом, ты – с гарным хлопцем… Дискотека, шиша, вино местное попробуем…
- Ага: чавк, бульк, дринк, хрусть. «Ну, за знакомство!» Мне дома подобные застолья осточертели.
- Тогда поучаствуем в конкурсе «Мисс отель «Алладин»? А? Давай, это прикольно! Там будет конкурс эротического танца, рисования, пения. Ты поешь и рисуешь хорошо. Тань, а я петь не умею, что делать? – Алена не унималась.
- Отстань. Я и так знаю, что королева красоты; это тебе самоутверждаться за счет толпы надо. Не можешь – не пой. Танцы твой конек. Ну и что там у вас с «экстремистом» было?
Алена уже собралась продолжить восторженный гимн своему новому кавалеру, как из - за кустов показалась физиономия в арафатке. (Поясню: арафатка – платок, который арабы используют в качестве головного убора, спасающего от солнечного удара и песчаных бурь, если приспустить его на лицо).Незваным гостем оказался охранник, подстерегающий нас ежедневно около номера. На этот раз он следил за нами с самого утра и до вечера; прячась между пляжных домиков, египтянин крался по пятам.
- We would like to stay here WITHOUT YOU!!! Understand?! – Я не сомневалась, что он все понял. – Go away! Quickly!
- Что ты ему сказала? –Для Алены, изучавшей всю жизнь немецкий, я стала переводчиком.
- Вежливо послала, но он делает вид, что не понимает. Что ему от нас нужно?
- Не знаю, и знать не хочу.
Охранник не собирался оставлять нас в покое, не смотря ни на какие на просьбы, увещевания и угрозу пожаловаться администрации. Идея прикинуться злостными поклонницами однополой любви пришла нам с Аленой одновременно. Исламский мир не одобрит лесбийских мотивов. Отлично! Мы с Аленой переглянулись и прижались друг к дружке.
- Начнем шоу? – Шепнула я Алене на ухо. Вместо ответа она не спеша откинула прядь волос, упавшую мне на лицо, и поцеловала в губы. Египтянин опешил. Я ответила Алене парой легких прикосновений к груди и поцелуем в шею. Определенно, такой способ отделаться от настойчивого поклонника нам обеим пришелся по душе.
- What are You doing? – Глаза нашего преследователя медленно округлялись до размеров блюдца.
- Ага, вот перец и по - английски заспикал. Значит, все путем. – Не отрываясь от своих «полезных»занятий с Аленой, я краем глаза следила за египтянином. Он суетился, не зная, что предпринять. Алена одной рукой гладила меня по волосам, другая была занята застежкой на лифчике. Свечи в прозрачных подсвечниках создавали атмосферу порочной романтики. Я драматично постанывала. Кульминацией нашего спектакля стал момент, когда мы, «изнемогая» от желания, повалились на песок.
- Ты не боишься, что он про нас в отеле растреплет?
- Плевать! Кого сейчас нетрадиционной ориентацией удивишь? Разве что аборигенов… Даже пикантно.
- Смотри, его уже «сдуло»! – Алена засмеялась, уткнувшись носом мне в живот.
Я приподнялась на локте и осмотрелась по сторонам. Действительно, наш назойливый страж исчез. Не вынесла душа поэта…
- Давай уж подробности про араба - химика! На чем ты остановилась, когда этот павиан к нам пристал?
- Не помню. А, может, продолжим? Зачем нам какие - то мужчинки, когда можно и так… - Хитрая рожица подруги сияла. Мы чувствовали себя нашкодившими щенками.
- Тоже мысль…

Конкурсы красоты, даже самые захолустные – кладезь интриг, сплетен и дешевых разборок. Изумительное «болото». Алена не могла пропустить такое «грандиозное» мероприятие, тем паче, на отдыхе. Любительница и знаток всевозможных викторин, конкурсов и прочей развлекательной лабуды (забавы типа бега в мешках на первенство отеля, кто дальше плюнет, громче пукнет и т.п.), она с нетерпением ждала события под названием «Мисс отель «Аладдин». Алена непременно должна занять первое место! Она – девушка - звезда, блондинка, сошедшая с глянцевой обложки. Неужели кто - то ее обойдет? Ну уж нет. В качестве пресс - секретаря конкурсантки я дипломатично «отшила» всех ее воздыхателей, кроме Мухаммеда. Пускай спокойно подготовится к волнительному моменту, тщательно отрепетирует каждое движение, подберет выгоднейший наряд и макияж. Пока Алена занималась приготовлениями, я решила внимательно приглядеться к Мухаммеду.
Он был подчеркнуто вежлив, с иголочки одет и образован. Этакий картинный сын нефтяного магната, прошедший Оксфорд, Кембридж и Йелль вместе взятые. Конечно, восточный темперамент, умноженный на деньги и знатное происхождение, давал себя знать, но очень красиво. Не побоюсь этого слова, благородно. Например, Мухаммед приглашал Алену на арендованную им яхту в сопровождении всех, кого она захочет взять с собой. От желающих на халяву прокатиться по Красному морю не было отбоя. Алена, перезнакомившись со всеми русскоговорящими нашего и прилегающих отелей, считала их своими друзьями. Она была неразборчива и доверчива в знакомствах. Мухаммед, в отличие от многих «распальцованных» соотечественников, никогда не вступал в споры с персоналом пятизвездочного отеля, где жил. Это мелко.
Щедрые чаевые, «Вдова Клико» для всей компании (как правоверный мусульманин Мухаммед не притрагивался к спиртному), галантность без привкуса привычных нам дешевых «понтов»… Алена влюбилась! На платиновой кредитке, которой он расплачивался, красовалось имя владельца – Мухаммед Али Маджид. Несомненно, его фамилия была широко известна в исламских кругах; персонал, вплоть до владельцев отеля, «брал под козырек», едва силуэт Мухаммеда возникал на горизонте. Свой мобильный телефон араб не отключал ни при каких обстоятельствах. Алену задевало, что во время их долгих свиданий Мухаммед говорил по сотовому больше, чем с ней. Разговоры происходили на арабском, английском, русском и нескольких других языках, которые девушка не узнавала.
Но вернемся к конкурсу.«Предвыборная» гонка набирала обороты. Красотки нервничали, огрызались на конкуренток, парикмахеров, ревностно разглядывая друг друга. Основную порцию ненавидящих взглядов получила Алена.
- Все в ажуре! Они, конечно, стервы, но пойми, – я подбадривала подругу, - они завидуют тебе! Это видно невооруженным взглядом. Им, остальным участницам, до тебя далеко!
- Спасибо…
- Не дрейфь: ты уже победила, судя по их перекошенным физиономиям. – Я жестом показала Алене на конкурсанток. Те забурлили - запенились и стали хамить, понимая по нашей мимике, о чем идет речь. Времени на перепалки не было – шоу начиналось с минуты на минуту.
Процесс пошел… В конкурсе на лучший танец Алене не было равных. Зрители аплодировали и вызывали ее на бис. Я фотографировала каждый Аленин выход. С уверенным перевесом голосов жюри и зрительскими симпатиями, Алена стала «Мисс отель». Утопая в море цветов, с короной на голове и призом - статуэткой, отдаленно напоминающей Оскар - Алена сошла со сцены. Награда нашла героя…Увесистая бронзовая фигурка неубедительно изображала египетскую царицу. Но кто в такие моменты задумывается о художественной ценности символа победы? Главное ведь сам факт, а не приз. Хоть и местечковый, но фурор! Алена находилась в эйфории…
Вместе с шикарным букетом Мухаммед преподнес подруге еще один сюрприз: полет на уикенд в Каир. Вдвоем и только вдвоем. Устав от Алениных приятелей, «жучков - паразитов», гуляющих за чужой счет, араб решил, что пришло время побыть наедине…

- «Шератон»? Не хило! – Я присвистнула. Алена, едва прилетев в Каир, бросилась мне звонить мне. Судя по всему, Мухаммед знал толк в апартаментах.
- Тут классно!!! – Она аж подвизгивала от восторга. – У нас в номере фонтанчик. Нет, целых два! Слышишь журчание воды? Слушай! Я трубку поднесла прям к фонтану. И пальмы – ты таких не видела. Они чем - то украшены, только я еще не поняла, чем. Сейчас посмотрю… А - а, лианами, живыми.
- Эй, юный натуралист, ты там не того, ущерб казенным пальмам не причини. – Я знала, что говорю. Шаловливые ручонки моей драгоценной подружки вытворяли фокусы, почище Гарри Гудини. Только не всегда с хеппи эндом. Чаще с вызовом сантехника, или электрика, или ветеринара. Или всех вышеперечисленных сразу…
- Что ты! Я аккуратно. Ой, цветочек упал. Наверное, отцвел уже.
- Как только ты приехала, он сразу «отцвел»… Мир праху его.
- Издеваешься?! – Сделав вид, что обиделась, Алена, тем не менее, продолжала испытывать на прочность декоративные растения «Шератона».
- Сегодня нет, а что?
- Я счастлива, понимаешь?! Так хорошо мне никогда еще не было.
- Никогда не говори «никогда». Мухаммед настоящий джентльмен?
- На все сто! Ой, я перезвоню попозже. Нам принесли ужин в номер.
- Базар те нужен! – Нараспев передразнила я нашего общего приятеля, косящего под криминал. - Перезвони, только не в два ночи. Я спать пораньше лягу, буду наслаждаться единоличным пользованием нашей комнатой. Адью!

- Тебе здесь нравится? – Тихо подойдя сзади, Мухаммед обнял девушку за талию. Алена любовалась с балкона видом на закат.
- Да. – Она прижалась к нему всем телом.
- Я хочу быть с тобой.
- Я тоже…

Приземлившись в Шереметьево и пройдя паспортный контроль, Алена и я, наконец, вдохнули влажный мартовский воздух столицы. Город - герой Москва в лице моего бывшего бой - френда игриво подмигнул нам фарами грязного внедорожника. Мы забрались в прогретый салон. Алена последние полчаса пыталась связаться по мобильному телефону с Мухаммедом. Безуспешно…
- Почему он не отвечает? Мы договорились, что он позвонит сразу же, как прилетит в Багдад. Мухаммед должен был позвонить сегодня утром! Целый день от него нет даже SMSок!!! – Уловив в интонации подруги истеричные нотки, я поспешила ее успокоить.
- Подожди еще пару часов. Может, роуминг барахлит. Если вы решили жить вместе, и у вас все серьезно, то он обязательно появится. Мухаммед (насколько я успела заметить) не похож на кидалу, он серьезный товарищ. Не психуй, пожалуйста! Зачем устраивать похороны ваших отношений заранее?
Алена упорно продолжала вызывать своего недоступного абонента. От волнения ее била мелкая дрожь. Эмоции в виде разнообразных жидкостей уже начали себя проявлять. Она тихо плакала, что было вдвойне странно: слезы у Алены были нечастым явлением, но уж когда случались, то походили на потоп с душераздирающим звуковым сопровождением. На сей раз все по - другому. Она стала взрослой…
- Отвлекись, Ален. Давай радио включим, что ли… - Я искала самую безбашенную песню с минимумом смысловой нагрузки, чтобы Алена, не дай Бог, не задумалась. Это было нетрудно. – О, твоя любимая Шакира! Под эту мелодию ты стала «Мисс «Аладдин». Ну же, выше нос! – Алена оторвала взгляд от телефонного дисплея и вяло улыбнулась.
- Наконец - то! Мы думали, тебя здесь нет – так тихо, никто не смеется. У тебя че, проблемы? Порешаем? – Вмешался мой «экс».
- Спасибо, добрый фей. Вряд ли ты мне поможешь.
- Лучше не приставай к ней. Пускай песню слушает. Wherever, whenever, а дальше слов не знаю, - я подпевала аргентинке, а подруга смотрела на пролетающую за окном реку МКАДа.
- Конечно, он обязательно позвонит. Он точно приедет. Он обещал. Ведь нельзя так просто – взять и раствориться, после того, что у нас было… После того, как мы, как я…
- Говно вопрос! Позвонит, куда денется?! – Вставил свое веское слово моя прошедшая supreme love, нещадно нарушая скоростной режим. Внезапно музыка оборвалась.
- А сейчас экстренный спецывпуск новостей. ВВС США начали бомбардировки Багдада. Утром 19 марта подразделения морской пехоты США пошли на штурм крупного иракского города Эш - Шатра, расположенного севернее Эн - Насирии. Об этом сообщило агентство Reuters. По его данным, пехотинцы атакуют город при поддержке авиации, вертолетов и танков. Целью срочного штурма города, сообщили американские офицеры, является поиск и уничтожение командующего южным округом иракских вооруженных сил - генерала Али Хасана Маджида и его сына Мухаммеда Али Маджида, которого также называют "химический Мухаммед". В свое время он отдал приказ о применении разработанного им химического оружия против курдов в городе Халабджа. По данным Интерпола, Мухаммед Али Маджид, скрываясь от международного суда, 18 марта прибыл в Эш - Шатра из Египта, где за ним велась непрерывная слежка российскими спецслужбами. На данный момент сведений, опровергающих или подтверждающих его смерть, нет»…

Алена машинально нажимала кнопку повторного вызова. «Абонент не отвечает или временно недоступен. Попробуйте позвонить позднее»…

@темы: ТМ